Synphonie in C/ Murmuration/ Blanc

За не очень-то и страстными "страстями по "Анастасии", а также "Сильфиде" недосуг было написать о премьере в Венском балете.
Вообще у этой премьеры какая-то "остаточная" судьба: посещать её мы вовсе не собирались. Но тут вмешались "высшие силы" по имени "маркетинг": агентство, через которое в Вене продаются все билеты в театры, в очередной раз "окучивало" клиентов. А нас угораздило как раз недавно родиться. И вот под прикрытием "подарка ко дню рождения" нас пригласили на встречу с двумя из троих хореографов данного вечера (третий был давно умершим классиком), а также пообещали выдать под расписку бокал просекко и бесплатный буклет.
Вот кто против такого устоит?! Посему, получив "подарок" за 10 евро и выложив 116 за билет, мы таки отправились создавать эффект большого зрительского интереса к Едваарду Лиангу и Даниэлю Проетто.
Почтенная венская публика дружно устремилась за обещанным бесплатным просекко, послушно вытащив личные удостоверения с фотографиями и подписывая подтверждения о выдаче бокала. Умора! Почтенные старички и дамы на бесплатной раздаче. Ну и участники нашего форума среди данных любителей балета.
Хореографы и модератор в какой-то момент образовались на сцене, но нам их видно не было за плотной стеной наслаждающихся бесплатным напитком. Говорили они хорошо и не очень много. Из сказанного стало понятно, что вечер есть собрание бессюжетных балетов от Баланчина до наших дней, где последний - "Бланк" есть оммаж на Фокинскую "Шопениану", которая сама есть оммаж на "Сильфиду". Господин Проетто вообще большой любитель Фокина: в его архиве уже есть очень удачный оммаж на "Умирающего лебедя", который на Гала Нуриева этого года танцевала Кетеван Папава. На этот раз она же была главной музой поэта в "Бланк". "Новаторство" автора на сей раз заключалось не только в проекциях на задник, которые уже новацией и не являются, но и в том, что он решил соединить искусство балета с искусством поэзии, для чего вставил в балет драматического актёра в джинсах, читающего стихи.
Но начнём с начала, т.е. с того момента, когда закончился маркетинг и начался балет.
Первым отделением шла "Симфония Ц", она же "Хрустальный дворец". По моему глубокому убеждениею, танцевать это умеют в двух театрах - НЙСБ и Опера в Париже. Все остальные выдают "фантазии на тему". Что и сделала венская труппа в тот вечер. К сожалению, данный опус высветил не только непопадание труппы в стиль Баланчина, но и исключительное разнообразие стилей танцовщиков в самой труппе: венский стиль Наташи Майер, далее неопределённый, полётный местной "Осиповой" с грандиозным прыжком и замечательным балоном Нины Тоноли, русский примы Коноваловой (скоро от неё вообще мало что останется - надо срочно набирать вес). А так - танцевали, как всегда, с настроением и куражом. Даже Роберт Габдуллин был весьмы чист и элегантен, ну а Денис Черевычко, как всегда, радовал сложнейшей техникой.
Вторым номером программы был балет "Мёрмёрейшн", что в переводе означает "танцы птиц целой стаей". Вот так

На встрече со зрителями хореограф объяснил, что его восхищает эта социальная сплоченность стаи, где каждая птица знает своё место, и интересуют взаимоотношения внутри коллектива и между коллективом и индивидуумом. Ему удалось создать балет, почти такой же завораживающий, как и это самое природное явление на музыку Концерта для скрипки номер 1 Эцио Боссо. Контемпорэри в Вене танцевать умеют, артисты плели и расплетали пластические кружения не хуже тех самых птиц, а солисты - прима и премьер Нина Полякова и Роман Лацик, как всегда, радовали неземными переливами тел, проникновением в музыку, взаимопониманием в дуэте и умением донести мысль хореографа.

Третья часть - "Бланк". Мировая премьера Даниэля Пройетто. Он - танцующий хореограф из норвежской труппы современного танца под руководством хореографа, писателя и режиссёра Alan Lucien Øyen.

http://www.winterguests.com/about/alan.html

Как мы уже упомянули, господин Пройетто решил ввести поэта в джинсах в балетное действо. Поэт читал нечто, написанное Alan Lucien Øyen и переведённое на немецкий. Мы не поняли почти ничего (а немецкий понимаем, как русский). Интересно, а что поняла та часть публики, которая по-немецки не говорит вообще?
И, с другой стороны, зачем искусству, смысл которого в передаче информации путём невербального общения, эта неудавшаяся и очень мешавшая наслаждению танцем вербализация? На мой взгляд, незрелая и неправильная идея.

На официальном видео последовательность балетов изменена - "Бланк" идёт вторым, а "Птичья стая" третьей.


Мы тоже кое-что засняли.

Ну и в общем и целом, вечер оказался весьма приятным и даже познавательным.