Документ без названия

PASSIONBALLET ФОРУМ ЛЮБИТЕЛЕЙ БАЛЕТА, МУЗЫКИ И ТЕАТРА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Джулиан МакКей

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://www.mikhailovsky.ru/press/news/p … sochestvo/

Приятно познакомиться, Ваше Высочество

Джулиан МакКей — новый солист нашей балетной труппы. Как восемнадцатилетний танцовщик из американского штата Монтана попал в Михайловский театр, узнаем из первых уст.

— Я родился в Америке, в штате Монтана — там очень красиво, но больше коров, чем людей. Мои родители не балетные люди. У папы плоскостопие, он программист, а мама раньше была дизайнером. Я рад, что отцовская генетика на мне не сказалась, — рассказывает Джулиан. — Первой в нашей семье балетом начала заниматься моя старшая сестра, потом вторая сестра пошла по ее стопам. За ними последовали я и мой младший брат. Так мы все четверо оказались в балете. У нас у всех были русские педагоги. Мои сестры учились в русской балетной школе в Вашингтоне, а потом в Монако. Там у них был русский педагог Марика Безобразова, учившая в свое время Нуриева.

— В Монтане я занимался по вагановской методике, моего педагога зовут Кристина Остин. Она подготовила меня до такого уровня, что я смог выиграть Youth American Grand Prix — это танцевальный конкурс для молодежи. Я стал лауреатом, и меня заметили люди из Московской академии хореографии, пригласили к себе на шесть недель, а я остался на 6 лет. В России очень серьезная учебная программа, до приезда сюда я даже не знал, например, что есть разница между народными танцами и русскими народными танцами. Оказалось, что это совсем разные предметы. Я до сих пор поддерживаю связь со своим первым педагогом, она радуется моим успехам и очень хочет приехать. Когда-нибудь это обязательно случится.

— В Москве я проучился 6 лет, став первым американцем с полноценным русским дипломом. Ведь бывает так, что люди приезжают ненадолго, чтобы потом просто иметь возможность говорить, что они здесь учились. Однако совсем другое дело, когда остаешься здесь так надолго. Одновременно с русским балетом я учил и русский язык, ребята в академии принимали меня за своего.

— В прошлом году, еще во время учебы, я выиграл пять международных конкурсов подряд. Один из них — Prix de Lausanne. Этот конкурс дает возможность попасть в любую труппу из предлагаемого списка. После того как я выиграл конкурс, остался в Лондоне на стажировку. Мой руководитель Кевин О’Хара тогда говорил, что надо ждать, чтобы станцевать сольную партию. Но я чувствовал, что уже сейчас могу с этим справиться, искал возможность танцевать сольные партии, быть солистом. Потом я поехал на просмотр в Будапешт, где давал урок Михаил Григорьевич Мессерер. Мне предложили контракт солиста в Будапеште, но я спросил у Михаила Григорьевича, есть ли у него место в труппе, и он сделал мне лучшее предложение. И вот я здесь. Для меня большая честь работать с ним, он необыкновенный человек с удивительным опытом. В театре меня очень хорошо приняли. Я был удивлен, что все такие добрые. Бывает же, что новеньких не сразу принимают, а здесь очень дружная труппа.

— На конкурсе в Лозанне, который я выиграл, я танцевал Альберта из «Жизели». Я очень люблю этот балет, но также мне нравятся партии более сложные технически. Люблю, когда требуется темперамент. Мне очень интересен «Дон Кихот», там надо работать над перевоплощением. Ведь, к примеру, в «Лебедином озере» — классический принц, и это тоже по-своему сложно, надо держать позу, и технически танцевать непросто. Но я и так выгляжу, как принц. А чтобы станцевать «Дон Кихот» или «Корсар», надо совсем переделать свой образ.

— Я люблю момент, когда до выхода на сцену остается пять секунд: становится очень спокойно, понимаешь, что надо просто расслабиться и отдать зрителю все, что можешь. Я не боюсь русской публики, в Москве она меня любила. А русские балетные традиции, к которым здесь особо трепетное отношение... так я же воспитывался в московской школе, у меня душа в России! Не знаю, как сложится моя судьба дальше, но я очень люблю Россию. За ее культуру, главным образом. Не везде сохранились такие традиции, такие люди.

Дебют Джулиана МакКейя на сцене Михайловского театра состоялся в балете «Корсар» 9 июня.

+2

2

http://www.gramilano.com/2017/01/julian … in-russia/

Julian MacKay – the teenage American ballet dancer making waves in Russia

Julian MacKay at 16 was winning medals at the Sochi and Istanbul competitions when he represented his school, the Bolshoi Academy. At 17 he won the Prix de Lausanne and his Harlequin Floors Scholarship let him spend a year with The Royal Ballet. At 18 he was snapped up as soloist with the Mikhailovsky Ballet and after six months with the company was given his first principal role in a full-length ballet: James in La Sylphide, which he danced just after his 19th birthday.

Was it unexpected?

I came to the company with the promise of being a soloist and dancing all the soloist roles. I trusted Mikhail Messerer and am so grateful that he trusted me with James so young.

Julian was dancing with Vaganova-trained Ella Persson from Sweden, also making her debut.

This was her first time dancing La Sylphide also. She was a lovely Sylph, and we had great reviews from the Russian press.

One of Russia’s most important daily newspapers, the Moskovskij Komsomolets, picked out the ‘third cast’ couple, saying that more than Leonid Sarafanov and Angelina Vorontsova…

Another pair of dancers… further emphasised the ballet’s romantic traits: the recent Vaganova Ballet Academy graduate, the Swede, Ella Persson, and Julian MacKay, the American who studied at the Moscow State Academy of Choreography.

The Mikhailovsky pushed down on the accelerator as soon as young Julian was on board.

It’s my seventh month working at the Mikhailovsky Theatre and I have been given the opportunity to dance so many roles it’s hard to remember them all, it’s been quite a whirlwind.

In June, he danced his first role with the company as the Slave in Le Corsaire, followed by the Bluebird and ‘Gold’ in Nacho Duato’s Sleeping Beauty. In July came the Swan Lake pas de trois, then the Peasant pas de deux in Giselle and he also appeared in La Bayadère as the Golden Idol – “my favourite!”

I also danced at the end of last season as Frondoso’s friend in Laurencia with Ivan Vasiliev… that was a fun ballet!

At the beginning of this season he was given his first principal role in Cipollino as Count Cherry, and was a Harlequin in Nacho Duato’s Romeo and Juliet… and then came James.

James is a very difficult role stamina-wise and the only way to get more is to do it more, so there were a lot of rehearsals and a lot of sweat.

Apparently, some in the audience were moved to tears.

As a dancer who loves acting roles in ballet, I am really happy to receive these kinds of reviews.

One of my favourite parts playing James is when I collapse at the end. I don’t actually die but I go crazy and I think this is the part that affects the audience the most because there is no happy ending. When the ballet was created, this symbolized the victory of pagan gods over Christianity – how Madge the evil witch destroys James’s life.

For me, I really can understand James, because he is torn between two worlds – one that is real and one that is fantasy – which is something that you always try to pursue in ballet… always pursuing perfection, the impossible.

All four of the Khan-MacKay dancing tribe are torn between two worlds: that of rural Montana with its big skies and wide-open spaces where they were born, and that of the various international cities that they’ve called home since forging careers in the ballet world.

Julian’s also been exploiting the excellent Russian coach-mentor system.

The unique thing about Russian theatre is that you have a coach to prepare your roles with, which helps greatly, especially when it’s your first time learning a lead role in a ballet.

My coaches are Mikhail Messerer and Mikhail Sivakov. Mr Messerer is a legend and helped me with specific nuances…

For example?

…such as throwing the berries out of the Sylph’s hand and trying to catch them.

Misha Sivakov coached the stamina aspect of it and helped me put it all together. I feel like the unique style that I received from my coaches is both Bournonville and Russian: Russian style for the upper body and Bournonville for the legs.

I have fulfilled my dream, and am very grateful to Mikhail Messerer for trusting me with this opportunity to premiere in his restoration of La Sylphide.

La Sylphide from the wings with Ella Persson and Julian MacKay, photo by Nicolai KrusserLa Sylphide from the wings with Ella Persson and Julian MacKay, photo by Nicolai Krusser 2La Sylphide from the wings with Ella Persson and Julian MacKay, photo by Nicolai Krusser 3
Julian’s recently been dancing his first French Doll in Nutcracker and another performance as James.

I am preparing several more principle roles already, and hope to dance them in the next few months.

As though this is not enough, the energetic teenager has been widening his net outside his profession as a dancer and even outside the ballet world:

I recently made my debut as choreographer and director with my children’s ballet The Little Humpbacked Horse – the Untold Story of the Magic Pearl which was sponsored by the Four Seasons Lion Palace in Saint Petersburg. It was a lot of fun and a great success.

I’ve also just signed with IMG Worldwide in NYC, so will be doing more work including, hopefully, acting in films in the future.

You ‘grew up’ in Moscow… how’s life on the ‘west coast’?

I have met a lot of great people in Saint Petes, both in and out of the theatre; it’s a very creative and friendly city.

My brother Nicholas and I recently shot a short film around the city in the snow… cold but beautiful!

0

3

https://www.rbth.com/arts/326539-americ … kay-russia

+1

4

https://likeanart.com/art-news-journal/ … byt-vtorym

Я ЛЮБЛЮ БЫТЬ ВТОРЫМ
ЭКСКЛЮЗИВНО ДЛЯ LIKE AN ART

Первый солист Михайловского театра, американец, влюблённый в Россию - Джулиан Маккей - об иллюзиях, критике и конкуренции в балете.

Вы лауреат пяти международных балетных конкурсов, в том числе и такого престижного, как Prix de Lausanne.  Какие цели Вы ставили себе, готовясь к этим выступлениям? Рассчитывали на победу?

Я не был в числе тех избранных, кого Школа (Московская академия хореографии) целенаправленно готовила к конкурсу. Конечно, отношение ко мне изменилось, когда я стал побеждать. Заканчивал учебу я лучшим на курсе, правда, это не помогло мне попасть в списки для просмотра в Большой театр.

Перед Prix de Lausanne я был на двухнедельных гастролях с труппой Вячеслава Гордеева «Русский балет», исполнял партию принца Зигфрида в «Лебедином озере». Эти выступления в одной из главных мужских балетных партий мне 17-летнему придали уверенности в собственных силах, и в Лозанне я не чувствовал страха. Положительную роль сыграла и моя наивность. Я вообще не понимал, насколько важен этот конкурс, каким событием он является в жизни танцовщика  и сколько дает возможностей в будущем, поэтому не боялся проиграть. После гастролей до конкурса оставалась неделя на подготовку, репетировал я с педагогом Николаем Тихомировым. Он заставлял меня делать двойной тур с одной ноги в конце вариации Альберта из «Жизели». В конце вариации  сложно собраться на что угодно, а двойной тур и еще с одной ноги для меня в тот момент был очень сложным элементом, но педагог настаивал. Второй номер был современный, учил я его с педагогом Алишером Хазановым по видео-записи, которая была разослано всем участникам конкурса.  Когда на конкурсе я увидел исполнение других танцовщиков, то понял, что мне удалось «схватить» и передать в танце суть, потому что все исполняли его по-разному.

Я люблю быть вторым, не первым.  Если ты целишься на второе место и получаешь первое, то радость будет особенно яркой. Будучи всегда первым, невозможно ощутить дух конкуренции, движущей силы для развития. 

Театр – тоже среда конкурентная: соперничество за роли, за участие в премьерных спектаклях, за любовь зрителей, наконец.  Что Вам приходится преодолевать  и ради чего Вы выходите на сцену?

Перед премьерой в партии Альбера в «Жизели»  в Михайловском театре я смотрел много записей Михаила Барышникова, наблюдаю и за работой коллег. Считаю, что индивидуальность - это хорошо, но она должна накладываться на технику, которой можно учиться, в том числе, и у других танцовщиков. Хочу, чтобы зрители приходили в театр на имя Джуллиана Маккея: не просто увидеть балет «Жизель» или «Лебединое озеро», а увидеть личность, которая в качестве артиста балета выступает в разных ролях.  Я мыслю на перспективу и,  если делаю что-то сегодня, то с прицелом минимум на год вперед. Пытаюсь максимально много успеть, учусь в ГИТИСе, занимаюсь модельной карьерой, хочу стать актером в Голливуде и планирую в будущем руководить театром. А что касается актерской карьеры, то Райф Файнз, который видел мои выступления на сцене еще в Лондоне, а потом в Санкт-Петербурге, пригласил меня на кастинг своего фильма про Рудольфа Нуреева и после проб сказал, что у меня получается очень естественно играть, не советует мне брать никаких уроков актерского мастерства и думает, что у меня хорошее будущее в этой сфере.

В прошлом году состоялся Ваш первый опыт в качестве постановщика – спектакль «Конек –Горбунок» на музыку Родиона Щедрина. С чем связан выбор именно этого произведения, ведь одноимённый балет в постановке Алексея Ратманского идет в Мариинском театре. Вы не боитесь сравнений? Как вообще относитесь к критике?

Мой «Конек-Горбунок» - детский балет, рассчитанный на аудиторию, которая хочет увидеть на сцене не только балерин, но и невероятно впечатляющую сказочную историю, и у меня была даже мысль об участии в спектакле настоящей лошади, думаю, маленькие зрители были бы в восторге. Конечно, «Конька-Горбунка» ставили в России уже не раз, и Ратманский в Мариинском театре, и у нас в Михайловском когда-то шел спектакль с таким названием в хореографии Игоря Бельского, а вот Запад совершенно не знаком с ней, и я задумывался, в том числе, о перспективах показа этого балета за рубежом, хотелось добиться сочетания балета и диснеевской истории только с русским акцентом. Я учусь на балетмейстерском факультете ГИТИСа, так что мне необходимо ставить. Конечно, что-то получилось, а что-то не очень, планирую еще вернуться к этой постановке.

К критике отношусь хорошо, она помогает мне двигаться дальше, причем, и критика по поводу моей собственной хореографии, и критика меня как танцовщика.Например, педагог Михайловского театра Михаил Сиваков так много хвалил меня в самом начале моей работы в театре, что я чувствовал себя неудобно, потому что привык, что как бы хорошо не станцевал, всегда надо найти что-то еще, над чем необходимо работать. И даже если на самом деле мое исполнение не всегда было идеальным, в то время я учил партии первого солиста, похвала помогла набрать уверенность, так необходимую мне на том этапе. Но сейчас Михаил стал делать больше замечаний, относиться более строго, мы стали шлифовать вариации, добавляя им блеска. 

Вы рано начали пробовать себя в роли хореографа, с чем это связано? Практичным желанием наработать опыт постановщика, ведь век танцовщика короток? И можно ли применить к балету слова Льва Толстого: «Если уж писать, то только тогда, когда не можешь не писать»? Или шедевры рождаются у тружеников?

Когда я окончил МГАХ, Вячеслав Гордеев (народный артист СССР, руководитель театра «Русский балет», заведующий кафедрой хореографии ГИТИСа) предложил мне поступать в ГИТИС на балетмейстерский факультет. Еще будучи студентом МГАХ я был приглашен танцевать партию принца Зигфрида в балете «Лебединое озеро» на гастролях в Германии театра «Русский балет», которым руководит Вячеслав Михайлович, и, видимо, он увидел, что во мне есть талант и хотел подтолкнуть меня к дальнейшему развитию. Конечно, я с радостью согласился. Еще в детском возрасте я любил смотреть, например, как в театре включают свет, сначала желтый, а потом голубой, и мне хотелось понять, почему именно в такой последовательности, и как в итоге создается спектакль.

Что касается слов Толстого - я считаю, что и у гениев не бывает легких путей, талант надо развивать,  работать и работать, и тогда все складывается. Когда ребенка отдают в хореографичекое училище, у него могут быть идеальные данные, но до того как он закончит обучение – непонятно каким будет результат. Так и с работой постановщиком. Я хочу раскрыть себя. Не считаю, что времени мало,  времени много, и я хочу многое сделать. Человек не может быть постоянно на подъеме , когда у меня что-то не получается – это сегодня и сейчас, и именно поэтому завтра получится. Я начал это понимать это еще в Школе, и теперь у меня очень редко бывают моменты депрессии. Самое главное - должен быть интерес к профессии, и тогда зрителю становится интересно наблюдать за твоим развитием.

Для балетного танцовщика, пожалуй, самым значимым человеком является педагог-репетитор -  с кем Вы репетируете в Михайловском театре? И кого считаете своим главным учителем в профессии?

Главными учителями в профессии считаю Вячеслава Гордеева, Михаила Лавровского и Николая Тихомирова.

Однажды поздним вечером я растягивался  в коридоре Школы, мимо проходил Михаил Лавровский и спросил: «Почему не готовишь ничего, почему не репетируешь вариацию?», а мне тогда не давали урок практики, потому что я был не из избранных.  И он сказал: «Пойдем в зал». Мне было 15 лет, и в силу возраста я мог исполнить далеко не все, например, например, ещё не мог пройти целиком длинную вариацию, а Лавровский репетировал со мной вариацию Альберта из «Жизели», и я на всю жизнь запомнил эти минуты. 

С одиннадцати лет Вы живете в России: сначала в Москве, обучаясь в Московской академии хореографии, а теперь в Санкт-Петербурге, поступив на службу в Михайловский театр, а помните свои первые впечатления о нашей стране? Были ли у Вас иллюзии относительно учебы в московской балетной школе, а затем работы в российской балетной компании? Какие?

Иллюзий у меня не было, потому что я вообще не знал, чего ожидать. Я знал, что Россия – балетная страна и хотел здесь учиться, моя мама была против, но сестре удалось убедить ее дать мне возможность попробовать. Я благодарен своей семье за поддержку и за то, что попал в культурную сферу. В России театр – это дом, куда приходят с утра, пьют вместе с коллегами чай, что невозможно, например, в Royal Opera House, где я тоже работал. А что касается школы (Московская академия хореографии), то, безусловно, там есть соперничество, которое готовит тебя к неизбежной конкуренции в театре. Поначалу сложности в понимании, конечно, были, например, 3 класс занимается в маленьких шортах, и если ты выходил из зала без синяков, значит тебя не любили, потому что педагог не тратил время на то, чтобы поправить тебя руками. На Западе такое, конечно, невозможно. Но я всегда хотел ярких впечатлений, Россия была открытием, которого я ждал, тем более что я был маленьким и не понимал насколько это серьезно, просто захотел – и сделал. Сложности были позднее. Я никогда не забуду тот день, когда я на следующий день после просмотра в Мариинском театре сидел в Starbucks в Пулково, в ожидании своего рейса и результатов просмотра. В тот момент я танцевал в кордабалете Royal Opera House, где не видел своего дальнейшего развития, и хотел получить ставку второго солиста в другом театре. И вот я получаю e-mail о результатах просмотра и читаю о моей полной бездарности, и невозможности претендовать на ставку солиста, более того, присутствовало абсурдное замечание, что я пришел на урок в класс пьяным, что в принципе невозможно: всем, кто меня знает, известно, что я совсем не употребляю алкоголь, а в случае, когда я хотел получить ставку в театре, тем более. Состояние мое было шоковым, я вернулся в ROH и пребывал в депрессии. И тут мама предложила мне поехать на еще один просмотр, в Будапешт. Там меня заметил Михаил Мессерер и предложил ставку второго солиста в Михайловском театре. Так я снова оказался в Петербурге.

Есть ли разница между "славой" и "популярностью"? Должен ли зритель впервые увидеть танцовщика на сцене, или неважно, где произвести впечатление, главное быть замеченным? За кем вы с интересом следите в инстаграме?

Я считаю, что вкладывать в профессию нужно гораздо больше, чем куда либо еще. А социальные сети - это продолжение карьеры. И популярность там - это тоже следствие карьеры. Не думаю, что роли в театре можно получить на основании количества подписок и лайков в инстаграме. Я уважаю людей, у которых есть рост в профессии, и одновременно рост признания зрителей, увеличение интереса прессы, публикации в газетах, журналах. 

В инстаграме, например, слежу за Роберто Болле, мне нравится, как он относится к популярности, он делает Гала, куда приглашает своих друзей. У меня около 5 тыс.подписок, люди из разных стран и городов, им интересен я, а мне интересно наблюдать за их успехами. Меня вдохновляют успешные люди, и необязательно из балетной среды. Например, мой друг из Монтаны классный сноубордист, люблю смотреть его фото и видео.

+1

5

За последний месяц дважды видела Джулиана. Первый раз в Жизели, Э.Перссон приезжала смотреть  в ее дебюте и она мне понравилась, хотелось посмотреть на два юных создания. Впечатление замечательное, Джулиан - Принц, именно так, с большой буквы. Просто не верится, что так молод, партия сделана тщательно, умеет не только танцевать, но и ходить, а это почти никому не дано. Вчера покорил в Пламени Парижа, и хотя танцевал иногда размашисто, широкими мазками ( боюсь подражал старшим товарищам), но просто удивительно, так молод и так здорово. Зал покорил, прочитала его интервью на нашем форуме и подумала, кажется, именно для меня его желание исполнилось, буду стараться попадать на Джулиана.

+2

6

-"Я никогда не забуду тот день, когда я на следующий день после просмотра в Мариинском театре сидел в Starbucks в Пулково, в ожидании своего рейса и результатов просмотра. В тот момент я танцевал в кордабалете Royal Opera House, где не видел своего дальнейшего развития, и хотел получить ставку второго солиста в другом театре. И вот я получаю e-mail о результатах просмотра и читаю о моей полной бездарности, и невозможности претендовать на ставку солиста, более того, присутствовало абсурдное замечание, что я пришел на урок в класс пьяным, что в принципе невозможно: всем, кто меня знает, известно, что я совсем не употребляю алкоголь, а в случае, когда я хотел получить ставку в театре, тем более. Состояние мое было шоковым, я вернулся в ROH и пребывал в депрессии,"-
   ???  Как,однако, "интересно" проходит прослушивание в Мариинке. o.O

0

7

Маккей очень лёгкий танцовщик, на мой взгляд, даже редкий. Очень странно, что его не взяли в Мариинский.

0