Документ без названия

PASSIONBALLET ФОРУМ ЛЮБИТЕЛЕЙ БАЛЕТА, МУЗЫКИ И ТЕАТРА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Светлана Захарова

Сообщений 1 страница 30 из 124

1

Светла́на Ю́рьевна Заха́рова (род. 10 июня 1979, Луцк, Украинская ССР, СССР) — российская балерина, прима-балерина Большого театра. Народная артистка России (2008). Лауреат Государственной премии РФ (2006). Депутат ГД РФ4 и 5 созывов(2007—2011, 2011—2015). Член партии «Единая Россия» с 2007 года.

Содержание

    1 Биография
    2 Творчество
    3 Признание и награды
    4 СемьяБиография

Родилась в Луцке 10 июня 1979 года. В 1989 году поступила в Киевское хореографическое училище. Проучившись там шесть лет (класс Валерии Сулегиной), приняла участие в конкурсе молодых танцовщиков Vaganova-Prix в Санкт-Петербурге. Получила второй приз и предложение перейти на выпускной курс в Академию русского балета имени А. Я. Вагановой. В 1996 году Захарова окончила академию, оказавшись в числе первых выпускниц Елены Евтеевой, в прошлом известной балерины Мариинского театра. В том же году она была принята в труппу Мариинского театра и уже в следующем сезоне заняла положение солистки. Её постоянным педагогом-репетитором стала Ольга Моисеева.

В 2003 году перешла в Большой театр, где занимается под руководством Людмилы Семеняки.

Светлана Захарова — депутат Государственной Думы (2007—2011), была избрана в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «Единая Россия», член фракции «Единая Россия», член Комитета ГД по культуре.

В апреле 2008 года Светлана Захарова признана звездой знаменитого миланского театра «Ла Скала»[1][2].

Выступала в Москве, Санкт-Петербурге, Лондоне, Берлине, Париже, Вене, Милане, Мадриде, Токио, Баку, Нью-Йорке, Амстердаме и т. д.

В 2013 году отказалась от участия в последней премьере 237-го сезона Большого театра — балете «Онегин». Также, одной из причин увольнения директора Анатолия Иксанова называют конфликт с балериной Светланой Захаровой.[3]
Творчество

    «Дон Кихот» (М. Петипа, А. Горский), Повелительница дриад (1996)[4]
    «Спящая красавица» (М. Петипа, постановка К. Сергеева), Принцесса Флорина (1996)
    «Па-де-де Чайковского-Баланчина», солистка (1996)
    «Умирающий лебедь» (М. Фокин), (1996)
    «Бахчисарайский фонтан» (Р. Захаров), Мария (1996)
    «Щелкунчик» (В. Вайнонен), Маша и па-де-труа (1996)
    «Корсар» (М. Петипа, постановка П. Гусева), Гюльнара (1997)
    «Жизель» (Ж. Коралли, Ж. Перро, М. Петипа), Жизель (1997)
    «Свадебка» (А. Мирошниченко), Невеста (1997)
    «Шопениана» (М. Фокин), вальс и мазурка (1997)
    «Ромео и Джульетта» (Л. Лавровский), Подруга Джульетты (1997)
    «Спящая красавица» (М. Петипа, постановка К. Сергеева), Принцесса Аврора (1998)
    «Аполлон Мусагет» (Дж. Баланчин), Терпсихора (1998)
    «Жизель» (Ж. Коралли, Ж. Перро, М. Петипа, постановка В. Васильева), Жизель (1998)
    «Серенада» (Дж. Баланчин), солистка (1998)
    «Лебединое озеро» (М. Петипа, Л. Иванов, постановка К. Сергеева), Одетта-Одиллия (1998)
«Поэма экстаза» (А. Ратманский, музыка: А.Скрябин), солистка (1998)
«Средний дуэт» (А. Ратманский, музыка: Ю.Ханон), солистка (1998)[5]
«Симфония до мажор» (Дж. Баланчин), солистка I части (1999)
«Спящая красавица» (М. Петипа, постановка С. Вихарева), Принцесса Аврора (1999)
«Корсар» (М. Петипа, постановка П. Гусева), Медора (1999)
«Баядерка» (М. Петипа, В. Чабукиани, Пономарев), Никия (1999)
«Драгоценности» («Бриллианты») (Дж. Баланчин), солистка (2000)
«Манон» (К. МакМиллан), Манон (2000)
«Щелкунчик» (Дж. Баланчин) (2000)
«Дон Кихот» (М. Петипа, А. Горский), Китри (2000)
«Теперь и тогда» (Дж. Ноймайер), солистка (2001)
«Барышня и хулиган» (К. Боярский), Барышня (2001)
«Лебединое озеро» (М. Петипа, Л. Иванов, постановка Н. Макаровой), Одетта-Одиллия (2001)
«Баядерка» (М. Петипа, постановка Р. Нуриева), Никия (2001)
«Шехерезада» (М. Фокин), Зобеида (2001)
«Спящая красавица» (М. Петипа, постановка П. Чалмера), Принцесса Аврора (2002)
«Ромео и Джульетта» (Л. Лавровский), Джульетта (2002)
«Лебединое озеро» (М. Петипа, Л. Иванов, постановка Д. Дина), Одетта-Одиллия (2002)
«Лебединое озеро» (М. Петипа, Л. Иванов, постановка Р. Нуриева), Одетта-Одиллия (2002)
«Пахита — гран па» (М. Петипа), Пахита
«Баядерка» (М. Петипа, постановка Асами), Никия (2003)
«Лебединое озеро» (М. Петипа, Л. Иванов, постановка Г. Самсовой), Одетта-Одиллия (2003)
«Этюды» (Х. Ландер), солистка (2003)
«Дочь фараона» (П. Лакотт), Аспиччия (2003).
«Лебединое озеро» (М. Петипа, Л. Иванов, постановка Ю. Григоровича), Одетта-Одиллия (2003)
«Спящая красавица» (М. Петипа, постановка Ю. Григоровича), Принцесса Аврора (2004)
«Симфония до мажор» (Дж. Баланчин), солистка II части (2004)
«Жизель» (Ж. Коралли, Ж. Перро, М. Петипа, постановка П. Бара), Жизель (2004)
«Баядерка» (М. Петипа, постановка Григоровича), Никия (2004)
«Кармен-сюита» — Кармен[6]
«Юноша и смерть» Ролана Пети —                                                                                        Признание и награды
    Второй приз Международного конкурса молодых танцовщиков Vaganova-Prix в Санкт-Петербурге. (1995)[4]
    «Балтика» — приз «Надежда» (1997)
    «Золотая маска» за главную партию в балете «Серенада» Дж. Баланчина (1997)[8]
    «Золотая маска» за партию Авроры в балете «Спящая красавица» (версия С. Вихарева) (2000)[8]
    Специальный приз Санкт-Петербурга «Люди нашего города» за достижения в балете (2001)
    Приз «Etoile» от журнала «Danza & Danza» (Больцано, Италия, 2002)
    Заслуженная артистка России (2005)[9]
    Государственная премия Российской Федерации (2006)
    Народная артистка Российской Федерации (2008)
    Офицер ордена искусств и литературы (Франция, 2010 год)[10]

Семья

    Отец — Юрий Сергеевич Захаров, бывший военнослужащий.
    Мать — Галина Даниловна Захарова (род. 1955), бывший педагог, хореограф детской студии.
    Муж — Вадим Викторович Репин (род. 1971), скрипач.
    Дочь — Анна Вадимовна Репина (род. 17.02.2011)[1

+1

2

+1

3

+1

4

Красавица Лебедь! 🌹🌹🌹

0

5

+1

6

Wow so pretty!!

0

7

0

8

0

9

0

10

0

11

http://sa.uploads.ru/t/5oI0x.jpg

0

12

Bravo, bravo, bravo!

0

13

The best and the beautiful!

+1

14

Мы в восхищении, мы стоим коленопреклонённые, мы пошли искать слова для выражения затопивших нас эмоций...

0

15

Любовь в бесконечности космоса,  любовь, бесконечная, как космос.
Одиночество в пространстве и во времени. Одиночество, всеобъемлющее, как космос.
Любовь, всепоглощающая, всепрощающая, защищающая и беззащитная.
Жажда невозножного. Порыв в вечность.
Гениальный Патрик де Бана.
Гениальная Светлана Захарова.

0

16

PRIVET написал(а):

Любовь в бесконечности космоса,  любовь, бесконечная, как космос.
Одиночество в пространстве и во времени. Одиночество, всеобъемлющее, как космос.
Любовь, всепоглощающая, всепрощающая, защищающая и беззащитная.
Жажда невозножного. Порыв в вечность.
Гениальный Патрик де Бана.
Гениальная Светлана Захарова.

Жаль, мне не посмотреть.

0

17

ЮТ заблокировал в Германии, видимо, из-за музыки.
Дорогая Prima !
Попробуйте по этой ссылке.

http://vk.com/videos-68811266?z=video-68811266_170696320/club68811266

0

18

Гениально! :love:

0

19

http://www.luxembourg-ticket.lu/8/eid,6 … etail.html

GALA DES ÉTOILES - Juwelen des Weltballets mit Svetlana Zakharova
15.05.2015 - 16.05.2015

Grand Théâtre de la Ville de Luxembourg
1 Rond-point Schuman
L-2525 LUXEMBOURG
Luxembourg

Zur Aufführung gelangen Ausschnitte choreographischer Raritäten, sowie neoklassische und moderne Choreographien von George Balanchine, Mikhail Fokine, John Neumeier, Mauro Bigonzetti, Marius Petipa, usw., eingerahmt von Solodarbietungen Igor Zapravdins.
Damit dieses wunderbare Erlebnis zu einem unvergesslichen Genuss für das Publikum wird, greift Maestro Zapravdin nur auf die ersten Solistinnen und Solisten namhafter internationaler Compagnien wie Bolschoi Ballett Moskau, Teatro alla Scala Milano, Staatsballett Berlin, Stuttgart Ballett, Arena di Verona, Bayerisches Staatsballett und Ungarisches Staatsballet, zurück.
Bolschoi Ballett Moskau     Svetlana Zakharova – Denis Rodkin

Stuttgarter Ballett     Maria Eichwald – Filip Barankiewicz

Staatsballett Berlin     Iana Salenko – Dinu Tamazlacaru

Teatro alla Scala Milano     Lusymay di Stefano – Claudio Coviello

Ungarisches Nationalballett     Shoko Nakamura – Wieslaw Dudek

Arena di Verona     Myrna Kamara

Bayerisches Staatsballett     Luca Giaccio

Luxembourg     Sylvia Camarda
                         André Mergenthaler, Cellist - See more at: http://www.luxembourg-ticket.lu/8/eid,6 … V7wWo.dpuf

0

20

Giselle II act - Pas de deux Giselle & Albrecht (Teatro alla Scala)

AX!

+1

21

Какая же она все таки, балетная красота в абсолюте. Десять раз АХ!

+1

22

Спасибо, спасибо, спасибо за Жизель!!! Это чудо нездешнее...

+2

23

Ax!

0

24

Лауреат "Бенуа де ла данс" 2015!  :flag:

0

25

Roberto Bolle and Svetlana Zakharova - "Marguerite and Armand"

0

26

Восторженный отзыв о нашей ассолюте из Гамбурга с Гала Нижинского.
Перевод следует

http://ballett-journal.de/hamburg-balle … -gala-xli/

Um Liebe und Erotik ging es auch beim unbestrittenen Superstargast dieses Abends: Svetlana Zakharova, die russische Ikone des Balletts und die größte derzeit lebende Ballerina, tanzte mit dem Hamburger Edvin Revazov den Herbstspaziergang und den Schwarzen Pas de deux aus John Neumeiers Meisterstück „Die Kameliendame“.

„Unser“ Edvin hatte, wie John Neumeier auch mit Stolz berichtete, mit Svetlana bereits ab März 2014 dieses Stück am Bolschoi-Theater in Moskau bejubelt getanzt. Jetzt, nach seiner langwierigen Verletzung, hielt er sich tänzerisch etwas zurück und ließ seiner Bühnenpartnerin den Vorrang beim Brillieren: Svetlana nutzte die Gelegenheit mit professioneller, äußerst faszinierender Hingabe an ihre Partie. Ich bezeichne sie ja nicht ohne Grund gelegentlich als „Jahrhundertballerina der Präzision“ – und was die 36-Jährige technisch alles draufhat, muss man hier angesichts ihres immensen Rollenrepertoires nicht einzeln aufzählen.

Als „Kameliendame“ im dritten Akt zeigt sie die melancholische, düstere Seite der Liebe einer tuberkuloserkanken Luxus-Kurtisane zu einem gutbürgerlichen, ansonsten mittellosen jungen Mann. Aus Liebe zu ihm hat sie auf ihn verzichtet – damit er ohne den Makel des Zusammenlebens mit ihr in ein „normales“ familiäres Dasein gleiten könne. Als sie sich bei einem Herbstspaziergang in Paris – vom Hamburg Ballett sehr feinsinnig mit tanzenden Passanten bestückt – zufällig treffen, versucht er, sie mit der Bekanntschaft einer anderen Kurtisane zu kränken.

Doch sein Beischlaf mit der konkurrierenden Edelnutte Olympia (kühl, dennoch verlockend: Carolina Agüero) endet am rechten Rampenrand als deprimierender Koitus interruptus, und als ihn dann überraschend die Kameliendame seines Herzens besucht, schmilzt der jugendliche Liebhaber dahin.

Die dann folgende, weltberühmte Szene mit dem „Black Pas de deux“ („Schwarzer Pas de deux“ oder auch „Black Ballade“ genannt) zur Musik von Chopin hat schon einige atemberaubende tänzerische Interpretationen gezeitigt. Lucia Lacarra und Marlon Dino vom Bayerischen Staatsballett sind da an erster Stelle zu nennen: von Tokio bis Berlin, von den USA bis in den Orient haben sie das Ballettpublikum in den bedeutendsten Opernhäusern der Welt damit zum Brodeln gebracht. Zwischen ihnen passiert etwas Unglaubliches, das man einfach gesehen haben muss, um die Tiefe solcher Paartänze wie des Black Pas de deux überhaupt ausloten zu können.

Und auch Sue Jin Kang und Marijn Rademaker – damals beide vom Stuttgarter Ballett – haben bis letzte Saison immer wieder auf internationalen Galas mit diesem Stück Tanzlust unvergessliche Erinnerungen beschwert. Rademaker ist übrigens der einzige Tänzer, der nach dem lüstern-hastigen Entkleiden seiner Liebhaberin ihre schwarze Robe küsst, bevor er sie an den Bühnenrand legt. Seine Partnerin war vor allem ebenso „notgeil“, wenn man das mal deutlich sagen darf – die Schärfe dieser Interpretation konnte niemanden kalt lassen.

Lucia Lacarra hingegen legt hier stets gleichviel Schmerz und Sehnsucht in ihren Tanz, während Marlon Dino sie mit entschiedener, geradezu erwartender Stärke aufzufangen weiß. Es handelt sich ja um einen „Versöhnungsfick“, wenn man so will, dessen Brisanz dadurch, dass die beiden Ballettprotagonisten sich nicht wirklich zerstritten, sondern sich einseitig und scheinbar grundlos getrennt wurde, noch gesteigert ist.

Svetlana Zakharova vermag diese vielschichtige psychologische Situation ihrem Genie gemäß voll auszureizen. Was für eine Allrounderin! Sie ist am Anfang ganz zart, ganz still, steht reglos da, sie ist verschleiert, zudem aber auch zurückhaltend. Erst als der Blick des Geliebten sie trifft, scheint sie lebendig zu werden – und dann, als er auf sie zugeht, beschleunigt sich das Tempo, eine große Liebe entfächert sich, ihre Gefühle übermannen sie, sie fällt in seine Arme. Dabei verströmt sie nie jene Vergessensseligkeit, die in den meisten Pas de deux und auch in den meisten Interpretationen dieses Stücks so typisch sind. Vielmehr bleibt bei Zakharova das Wissen um das nahende Lebensende der Figur stark präsent und verleiht dem Liebestanz eine unvergleichliche, wenn man so will typisch russische Melancholie und Stärke.

Das „Wiederaufwärmen“ einer Beziehung wird derweil en detail von der Choreografie vorgegeben. Man erinnert die Gemeinsamkeiten, die kleinen Gewohnheiten miteinander. Man geht einige Schritte synchron, tanzt noch einmal die Überlegung, miteinander durchs Leben zu gehen. Man träumt von gemeinsamer Freiheit, vom großen Glück unter widrigen Umständen – vom Vergessen aller Probleme und vom Finden einer alles andere in den Hintergrund rückenden Erlösung in den Armen des jeweils anderen.

Svetlana Zakharova kostet das aus, und Edvin Revazov gibt sich ihr hin, er lässt sich ganz von ihr und ihrem Rhythmus leiten. Hier ist die Dame der dominantere Part – durchaus reizvoll und für die Black-Pas-de-deux-Sache absolut originell, wenngleich keineswegs zwingend.

Zakharova exerziert all dies aber zudem aus dem Leid als Grundton heraus.

Sie vergisst – anders als Lacarra Lacarra und Sue Jin Kang – in dieser Szene niemals all den Schmerz, den ihr der Geliebte schon zufügte und den sie ihm um seinetwillen zufügte. Sie ist wie der Schnee, der die Traurigkeit des Winters mit blendendem Weiß bedeckt, ohne die Melancholie des graubedeckten Himmelsgewölbes zu durchbrechen.

Was für ein Tag! Hier hält die Liebe ewig, die Sehnsucht nach ihr auch – und dass es nicht für immer ist, dieses kleine Glück, beim geliebten Menschen zu sein, ahnt man in Svetlanas Interpretation nur allzu schmerzlich. Aber es ist ein köstlicher Schmerz, den man mit empfindet, und die Unvereinbarkeit wirklich großartiger erotischer Leidenschaft mit dem Alltag der Moderne (wie auch immer sie sich im Detail gestaltet) hat soviel Erkenntniswert, dass man es zutiefst bedauert, als dieser Pas de deux nach über zehn Minuten in einer Apotheose am Boden, die beiden Liebenden aufeinander liegend, endet.

Bis dahin sind es Hebungen und Flips, Drehungen und Unterwerfungen, aus denen nichts als Liebe und Hingabe sprechen.

EIne Gala ohne die Kameliendame wäre keine in Hamburg.
Eine schöne Handschrift von noch schöneren zarten Fingern: Autogramm von Svetlana Zakharova, eingeholt nach der Nijinsky-Gala XLI in Hamburg. Foto. Gisela Sonnenburg

Auch die Paare vom Hamburg Ballett, die dieser Szene schon zu ihrer Unsterblichkeit verhalfen, fallen einem wieder ein, wenn man „Sveta“ und Edvin Revazov tanzen sieht – es ist, als sei ein Surrogat aus allen früheren Interpretationen in sie gefahren, um möglichst auf den Punkt genau zu tanzen. Denn im Grunde ist es egal, wer die Führung im Paartanz übernimmt, solange die Partner sich so eng und intim miteinander im Raum bewegen können wie diese zwei.

Dennoch eine kleine Reminiszenz: Die anmutige Silvia Azzoni und ihr geschmeidiger Partner Alexandre Riabko, die hoch moderne Anna Laudere und der männlich-starke Edvin Revazov, die grazile Hélène Bouchet und der liebenswürdige Thiago Bordin, die zarte Leslie Heylmann und der jugendlich-schwärmerische Alexandr Trusch (die diesen Schwarzen Pas de deux noch gar nicht tanzten, jedenfalls nicht öffentlich) – man könnte die Liste der edlen Kameliendamenpaare allein in Hamburg schier unendlich verlängern, was aber niemandem wirklich gut tun würde. 1999, fällt mir ein, gab Chantal Lefèvre zum Beispiel ihre Abschiedsvorstellung mit dem Stück – und 2011 tanzte die Neumeier-Megäre Joelle Boulogne, die gestern Abend im Publikum zu Gast war, einen anderen Pas de deux aus der „Kameliendame“, auch als Bühnenabschied auf der Nijinsky-Gala.

Fakt ist, dass man zwar eine gelungene internationale Gala ohne „Schwanensee“, ohne „Don Quixote“ und ohne „Coppélia“ machen kann, aber ein Stück aus der „Kameliendame“ gehört eigentlich schon hinein, wenn man thematisch etwas von den Freuden und Leiden der Liebe erzählen lassen will. Das 1978 von Neumeier für Marcia Haydée in Stuttgart kreierte, 1981 in Hamburg überarbeitete Stück ist nun mal das vermutlich bedeutendste Ballett seit Ende des Zweiten Weltkriegs – in Konkurrenz und Korrespondenz mit John Crankos „Onegin“, bei dessen Entstehung in den 60er Jahren Neumeier im übrigen im Ballettsaal anwesend war.

Später, beim Verlassen des Theaters, huschte Svetlana Zakharova mit diszipliniert gesenktem Gesicht und zahlreichen Gepäckstücken auf dem Trolley durch die Reihen der wartenden Fans. Nur eine Nacht würde sie in Hamburg zum Entspannen haben, zirpte sie freundlich auf Englisch – daheim in Moskau warteten ihr Ehemann (ein Violinist) und ihre Tochter auf sie – sowie weitere spannende Aufgaben, der Tanzkunst in Vollendung zu dienen. La Zakharova in Hamburg – seit sie in „La Bayadère“ von Natalia Makarova gastierte, war sie nicht mehr hier. Auf der Nijinsky-Gala war sie meines Wissens nach ohnehin erstmals zu sehen. Wer wissen will, was russisches Ballett heute ist, muss sich mit dieser Frau beschäftigen! Was für ein Erlebnis sie doch war! Ihre Aura wirkt noch nach, und ich bekomme eine Gänsehaut, wenn ich an ihre berührende, um den nahenden Tod so deutlich wissende Kameliendame denke… großartig.

0

27

перевод пост 26

У неоспоримой звёздной гостьи данного вечера также речь шла о любви и эротике: Светлана Захарова, русская балетная икона и величайшая из живущих сейчас балерин танцевала с гамбуржсцем Эдвинoм Ревазовым "Осеннюю прогулку" и "Чёрное па-де-де" из шедевра Джона Ноймайера "Дама с камелиями".

"Наш" Эдвин, как также с гордостью сообщил Джон Ноймайер,  уже триумфально танцевал эту вещь со Светланой в Большом театре в марте 2014 года.
Теперь, после долговременной травмы, он слегка сдерживался в танце и давал блистать  своей партнёрше по сцене: Светлана пользовалась этой возможностью с профессиональной, исключительно восхитительной отдачей роли. Я не без основания называю её иногда "балериной столетия по точности" - и то, что 36-летняя балерина может делать в техническом плане, не нуждается в отдельном перечислении перед лицом её огромнейшего репертуара.

В роли "Дамы с камелиями" в третьем акте она показывает меланхолическую, тёмную сторону любви больной туберкулёзом куртизанки высшего класса к выходцу из добропорядочных буржуа, но в остальном просто молодому человеку без средств. Из любви к нему она от него отказалась - чтобы он мог перейти к своей "нормальной" семейной жизни не обременённый печатью сожительства с ней. Когда они случайно встречаются в Париже - очень утончённо изображённом Гамбургским балетом с танцующими парами - во время осенней прогулки, он пытается обидеть её знакомством с другой куртизанкой.

Но его совокупление с конкурирующей дорогой проституткой Олимпией (холодно, но соблазнительно: Каролина Агюэро) заканчивается на правой стороне рампы депримирующим Koitus interruptus и когда его внезапно посещает дама с камелиями его сердца, молодой любовник тает.
Следующая за этим всемирно известная сцена "Чёрное па-де-де" (или  ещё "Чёрная баллада") под музыку Шопена пережила уже некоторые потрясающие интерпретации. Люция Лакарра и Марлон Дино из Баварского балета должны быть здесь названы на первом месте: от Токио до Берлина, от США до Востока они взрывали балетную публику самых значительных оперных театров. Между ними происходит нечто невообразимое, то, что просто необходимо увидеть, чтобы вообще познать глубину таких дуэтов, как "Чёрное па-де-де".

И Сью Жин Канг и Марийн Радемакер - в то время оба из Штуттгартского балета - постоянно оставляли этим произведением танцевального наслаждения неизгладимые воспоминания на международных гала. Между прочим, Радемакер является единственным танцовщиком, который целует чёрный наряд своей возлюбленной после вожделенно-иступлённого её раздевания. Его партнёрша горела таким же вожделением, если будет позволено сказать это со всей определённостью - острота такой интерпретации не могла никого оставить равнодушным.

Люция Лакарра, напротив, постоянно вкладывает в этот танец много боли и тоски, в то время, как Марлон Дино умеет подхватывать его с прямо-таки ожидаемой, решительной силой. Ведь речь идёт о "примиряющем траханье", если хотите, чья необычность усиливается ещё и от того, что оба балетных протагониста на самом деле не ссорились, а разошлись - в одностороннем порядке и без кажущейся причины.

Светлана Захарова в состоянии до конца погрузиться в эту многослойную психологическую ситуацию - в соответствии с собственной гениальностью. Как же она может всё! В начале она абсолютно нежна, абсолютно тиха, стоит, не шелохнувшись, она скрыта под вуалью, при этом также сдержанна. Только когда на неё падает взгляд возлюбленного, кажется, что она оживает - и тогда, когда он идёт к ней, темп ускоряется, раскрывается большая любовь, чувства овладевают ею, она падает в его объятья. При этом от неё никогда не исходит та самозабвенность, которые типичны для большинства па-де-де, а также для большинства интерпретаций этого дуэта. У Захаровой постоянно присутствует сильное сознание близкого конца её героини и придаёт её любовному танцу незабываемую, если хотите типично русскую меланхолию и силу.

"Новое подогревание" отношений в данном случае задаётся хореографией. Вспоминаются общие черты, маленькие совместные привычки. Они проходит несколько синхронных шагов, танцуют вновь мысль о совместной жизни. Они мечтают о совместной свободе, о большом счастье при тяжёлых обстоятельствах - о том, чтобы забыть проблемы и найти в объятиях друг друга спасение, которое отодвинет всё на задний план.

Светлана Захарова этим наслаждается, а Эдвин Ревазов отдаётся ей, он полностью даёт ей и её ритму вести себя. Здесь дама является доминирующей составляющей - вполне соблазнительно и абсолютно оригинально для "Чёрного па-де-де", хотя ни в коем случае не обязательно.
При этом Захарова всё это делает, исходя из страдания как основного тона.

Она никогда не забывает в этой сцене - в отличие от Лакарры и Сью Жин Канг - всю ту боль, которую ей уже причинил возлюбленный и которую она причинила ему во имя него. Она подобна сбегу, который покрывает ослепительной белизной печаль зимы, не разбивая при этом меланхолии покрытого серым цветом небосклона.

Какой день! Здесь любовь длится бесконечно, как и следующая за ней тоска - и то, что это не навсегда, это маленькое счастье - быть с любимым человеком, невероятно болезненно ощущается в интерпретации Светланы. Но это драгоценная боль, которую ощущаешь вместе с ней, и несовместимость действительно грандиозной страсти со повседневностью современности (как бы она ни складывалась в деталях) несёт в себе такую познавательную ценность, что зрителя охватывает глубокое сожаление, когда это па-де-де заканчивается через десять минут апофеозом на полу - оба любящих лежат друг на друге.
До этого - поддержки и флипы, вращения и подчинения, из которых не говорит ничто, кроме любви и самоотдачи.

Гала без "Дамы с камелиями" в Гамбурге невозможна.

И пары Гамбургского балета, которые помогли этой сцене стать бессмертной, вновь приходят на ум, когда видишь, как танцуют "Света" и Эдвин Ревазов - это похоже на то, как-будто в них вошёл весь суррогат прежних интерпретаций, чтобы они могли танцевать наиточнейшим образом. Потому что в принципе - всё равно, кто ведёт в паре, пока партнёры могут двигаться в пространстве так тесно и интимно, как эти двое.

Тем не менее, маленькая реминисценция: очароватьная Сильвия Аццони и её податливый партнёр Александр Рябко, в высшей степени современная Анна Лодер и мужественно-сильный Эдвин Ревазов, гразиозная Хелен Буше и её милый партнёр Тиаго Бордин, нежная Лесли Хейманн и по-юношески мечтательный Александр Труш (которые вообще ещё не танцевали это черное па-де-де - по крайней мере, на публике) - наверняка можно продлить до бесконечности список благородных пар этой Дамы с камелиями в одном только Гамбурге, что, однако, не принесло бы никому ничего хорошего. Я вспоминаю, что в 1999 году эту вещь танцевала Шанталь Лефевр на  своём прощальном вечере, а в 2011 танцевала мегера Ноймайера - Жоелль Булонь, которая вчера вечером присутствовал в зале, другие па-де-де уз "Дамы с камелиями" на своём прощании со сценой во время гала Нижинского.

Фактом остаётся то, что можно сделать удачный международный гала без "Лебединого озера", без "Дон Кихота" и без "Коппелии", но отрывок из "Дамы с камелиями" абсолютно незаменим, если хотеть рассказать о теме радостей и страданий любви. Произведение Ноймайера, созданное в 1978 году для Марсии Хайде в Штуттгарте, переработанное в 1981 году в Гамбурге является, вероятно, самым значительным балетом со времени окончания второй мировой войны - в конкурренции и перекличке с "Онегиным" Джона Крэнко, при возникновении которого в 60-х годах, кстати, Ноймайер присутствовал в балетном зале.

Позднее, покидая театр, Светлана Захарова проскочила с дисциплонированно опущенным лицом и множеством багаже на тролли через ряды ожидающих её поклонников. Она оставалась в Гамбурге лишь одну ночь на отдых, прощебетала она дружелюбно по-английски - дома в Москве её ожидало супруг (скрипач) и их дочь  - а также другие интересные задачи во славу служения искусству балета. "Ла Захарова" в Гамбурге - она не была здесь с тех пор, когда выступала в "Баядерке" Натальи Макаровой. На гала Нижинского, насколькo я знаю, она вообще выступала впервые. Кто хочет знать, что из себя представляет русский балет сегодня, должен узнать эту женщину! Её аура продолжает влиять на меня и у меня мурашки бегут по коже, когда я думаю о её трогательной, отчётливо осознающей приближающуюся смерть Даме с камелиями... грандиозно.

@passionballet.topf.ru

0

28

Вот как надо любить и уважать всё своё родное, чтобы даже в рассказе, по собственному признанию, о лучшей балерине столетия, умудриться спеть дефирамбы целому букету собственных танцовщиков (мол, она хоть и лучшая, но наши хороши), а затем ещё и возвести в ранг шедевра балет, состоящий из 3-х па-де-де, объявить его лучшим балетом времён после второй мировой войны (интересно, а до войны, что было лучшим?) и объяснить миру, что без "ЛО", "ДК" и "Коппелии" балетный мир прожить может, а вот без "ДсК" никак!!!
Вот что значит, себя уважать.
Надо учиться нам всем, так любящим бить себя в грудь, каяться, искать нескончаемые недостатки.
Обращаюсь и к себе.... :blush:

0

29

Дорогой Privet, спасибо большое за перевод  :cool:

0

30

PRIVET написал(а):

Вот как надо любить и уважать всё своё родное, чтобы даже в рассказе, по собственному признанию, о лучшей балерине столетия, умудриться спеть дефирамбы целому букету собственных танцовщиков (мол, она хоть и лучшая, но наши хороши), а затем ещё и возвести в ранг шедевра балет, состоящий из 3-х па-де-де, объявить его лучшим балетом времён после второй мировой войны (интересно, а до войны, что было лучшим?) и объяснить миру, что без "ЛО", "ДК" и "Коппелии" балетный мир прожить может, а вот без "ДсК" никак!!!
Вот что значит, себя уважать.
Надо учиться нам всем, так любящим бить себя в грудь, каяться, искать нескончаемые недостатки.
Обращаюсь и к себе.... :blush:

Дорогой PRIVET, согласна с Вами в том, что своё уж точно не забывают. Меня попросили показать в память о Плисецкой Кармен-сюиту. Я добавила ещё фрагменты из Дон-Кихота и Айседору. Кармен была с Годуновым. Так после просмотра они сказали, что у них есть свои великие: Пина Бауш и Полукка. И очень даже с большой гордостью, как бы ставя знак равенства.
А "восхищалась" Захаровой некая Гизела Зонненбург. Интересно, кто она такая?

0